Навигация
НАШЕ ВРЕМЯ
Наше время информационный портал Чернышевского района
Статистика
МЫ В Facebook
 Наше здоровье Мы Facebook
Одноклассники
Наше здоровье- Официальная группа в «Одноклассники.ру
Статистика
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.
CY-PR.com
Статистика
Яндекс.Метрика
Календарь
Медицинские праздники
Гороскоп
Loading...
Люди на сайте
Друзья

Литературная страничка         


Геннадий Головатый




Но слово – всё острей пронзает слово

22 февраля 2001 года, ушёл из жизни Геннадий Головатый – поэт российского масштаба. Умер человек, у которого тысячи людей учились, да и продолжают учиться, мужеству, мудрости, любви и уважению к жизни. 

Широкая известность пришла к Геннадию Головатому в 1963 году. На всесоюзном поэтическом конкурсе «Комсомольской правды» он получил первую премию за стихотворение «Сила». На конкурс тогда поступило несколько десятков тысяч конвертов со стихами. И среди них жюри не прозевало одно, самое главное, состоящее всего из восьми строк, но по ним потом жило целое поколение:

Слепые не могут смотреть гневно.

Немые не могут кричать яростно.

Безрукие не могут держать оружие.

Безногие не могут идти вперёд.

Но – немые могут смотреть гневно.

Но – слепые могут кричать яростно.

Но – безногие могут держать оружие.

Но – безрукие могут идти вперёд.

Жюри и не подозревало, что лауреат премии вследствие перенесённой в детстве болезни лишен возможности самостоятельно передвигаться, а строка «но – безногие могут держать оружие» имеет к нему непосредственное отношение.

Геннадий Алексеевич Головатый родился и четверть века прожил в поселке Аксёново-Зиловское (ст. Зилово) Чернышевского района Читинской области, ныне – Забайкальский край. Это километров пятьсот северо-восточнее Читы. В семье было десять детей, но четверо умерли ещё до рождения Гены. Он был четвёртым ребенком, единственным сыном и единственным братом пяти сестёр. Болезнь застала мальчика, когда ему не было и пяти лет. Уже взрослым Геннадий вычитает в одном медицинском справочнике, что его случай – один на миллион. Прогрессивная спинальная амиотрофия Вердниг-Гоффмана. С такой болезнью долго не живут. Врачи предсказывали ему не более 25 лет. Но умер он, успев отметить 30 января 2001 года, свой 61-й день рождения.Несмотря на свою тяжёлую инвалидность стал писателем и прожил интересную, полную риска и духовных исканий жизнь..В 1965 году он перебрался в Читу, работал литконсультантом в газетах «Забайкальский рабочий» и «Комсомолец Забайкалья», много писал, публиковался в различных российских и региональных журналах: «Нева», «Пионер», «Смена», «Сибирские огни», «Дальний Восток», в альманахе «Ангара». В этом же году в Иркутске вышел первый поэтический сборник в серии «Бригада» – «Когда солнце сгорает». Зарабатывал немного, в основном жил гонорарами. Тогда ему, как инвалиду детства, даже пенсия не полагалась. А когда позже её установили – 16 рублей – он отказался получать этот мизер. Заработал себе трудовую пенсию.В 1968 году Геннадий женился. Люба Буракова была освобождённым секретарём комитета комсомола в стройуправлении, где работала младшая сестра поэта Валентина. В конце того же года у них родилась дочь – Ивушка, Иоанна. Судьба девочки сложилась трагически. В девять лет она тяжело заболела. Неизлечимая болезнь протекала стремительно, и хотя Геннадий Алексеевич сделал всё возможное, чтобы спасти дочь – возил в самые известные клиники Москвы, Симферополя, Тбилиси, привлек на помощь друзей… – исход был предрешён. Ива умерла в августе 1979 года – в Крыму, куда семья Головатых наметила перебраться еще до болезни дочери.С этого времени начался новый период в жизни поэта – за пределами Забайкалья. Станица Медведевская в Крыму, Орёл, Москва – менялись места жительства, появлялись новые друзья, создавалась новая семья.… В 80-90-е годы Геннадий Головатый активно участвовал в борьбе за права инвалидов в нашей стране.С юности, несмотря на свой тяжёлый недуг, он много путешествовал. Объехал почти весь Советский Союз. Это увлечение возникло ещё в Зилово, откуда Геннадий совершил первую поездку к старшей сестре в Алма-Ату. А в 1964 году на премию от «Комсомолки» рискнул самостоятельно отправиться в столицу, включив в маршрут Иркутск, Новосибирск, Томск, Свердловск, Харьков, Симферополь, Керчь... Из-за своего физического состояния ему приходилось делать остановки в каждом крупном городе, где он знакомился с достопримечательностями, общался с молодёжью. Большую помощь оказывали в этой поездке комитеты комсомола – обеспечивали жильём, устраивали встречи в студенческих аудиториях и трудовых коллективах. Местные газеты и журналы рассказывали о Геннадии как о необыкновенном, мужественном человеке, печатали его стихи.Позже, набравшись опыта, он совершит еще нё одно такое путешествие – в Хабаровск, Магадан, на Камчатку, на Кавказ…С ним всегда было очень интересно общаться. Головатый не только мог поддержать разговор на любую тему, но и сам затевал беседу, нередко провоцируя споры, вызывая в собеседниках желание знать не меньше, чем знал он сам. А знал он много, несмотря на то, что образования практически не имел никакого – в школе проучился менее года. Но он рано научился читать, и книга стала его главным университетом. Геннадий вырос среди книг – в маленькой комнатушке в Зилово и после в Чите все стены были уставлены стеллажами. Интересы его были обширные – от истории и медицины до научных изданий. Обожал справочную литературу, ну и само собой, художественную. Рано начал писать сам.Ещё он прекрасно рисовал. Как вспоминает его младшая сестра Валентина, в юности, когда был покрепче, Гена писал картины маслом на холсте: «Отец делал подрамники, сестры натягивали ткань, грунтовали её, и брат создавал свои картины. Держать кисть было трудно, он поддерживал правую руку левой…» Но скоро и это стало не по силам – рисовал в альбомах – акварелью, тушью, карандашом, позже шариковой ручкой…Летом 1999 года после двадцатилетней разлуки с Забайкальем Геннадий Головатый вернулся на родину и поселился с сыновьями Романом и Силой неподалёку от Читы на станции Яблоновая, которая своим местоположением на склонах сопок напоминала ему родное Аксёново-Зиловское. С возвращением было связано много надежд и планов, и со свойственным ему упорством Геннадий Алексеевич взялся за их реализацию. По мере сил обустраивал быт. Подготовил и сдал в печать сборник стихов со своими иллюстрациями – книга под названием «Испытание» вышла в свет в издательстве «Поиск» уже после его кончины. Тихо и скромно, в узком кругу друзей и близких отметил 30 января 2000 года своё 60-летие…Было нелегко. Но он, привыкший радоваться каждому новому дню, не сдавался. И всё-таки оставаться в Яблоновой становилось невмоготу. Уж больно холодной оказалась его последняя зима. Домик Головатых по улице Лесной требовал немалых трудов. Не хватало топлива, денег, нужны были особые, поддерживающие поэта, довольно дорогие лекарства. Сыновьям надо было учиться… Видя всё это, друзья выхлопотали для поэта квартиру в Чите. Только перебраться туда он не успел. 22 февраля 2001 года Геннадий Алексеевич умер от сердечной недостаточности. Похороны состоялись на центральном кладбище в Чите 25 февраля – в Прощёное воскресенье. Так уж совпало. Но все, кто был на отпевании в ритуальном зале областной клинической больницы, сочли это совпадение не случайным. Думаю, Геннадий Алексеевич простил собравшихся за всё, что не успели для него сделать.Да он и не требовал ничего. Склонный к комфорту и уюту, умел, тем не менее, довольствоваться малым и всегда не только старался не обременять собой друзей и близких, но и имел привычку всеми возможными средствами помогать другим.

«Милая Галя, видимо, да чего там "видимо" – точно! – я недостаточно внимателен к своим товарищам в будничной ситуации. Но, не потому что я равнодушен к ним, а лишь потому, что меня на всё не хватает. Когда же ситуация становится чрезвычайной, когда нужны конкретные действия, для меня унизительно быть в стороне. И если меня не призывают – это недоверие позорней пощёчины. Помните об этом». Так писал он мне из Крыма в октябре 1978 года. И тогда, и после, он не раз подтверждал эту свою готовность делом.

В другом письме он так объяснял смысл своего предназначения:

«Когда я еду в поезде (один) и вынужден просить чужого человека уложить меня спать или того больше – сносить меня (извините) в туалет, я не чувствую в этом для себя унижения. Напротив! В этом-то и есть реализация специфики той борьбы за человечность, которую волей судьбы, в силу данного мне физического состояния, я и должен осуществлять в первую голову. Ведь, совершая какое-то действие для меня, сосед по полке проявляет человечность, то есть, приобщается к Духу Человека и утверждает его в бытии. Я своей беспомощностью предоставляю ему эту возможность. Положим, мне трудно. Положим, я не понимаю общественной значимости своей инвалидности. Положим, я испытываю унижение, обращаясь за помощью (как, впрочем, и было со мной и есть с другими). Что с того! Объективно само явление сочувствия и помощи более сильного, облагораживая последнего, облагораживает Дух Человека. С другой стороны, предположим, я мог быть здоровым и всю жизнь прожить без нужды, ни в ком не вызывая участия, не пробудив сочувствия, не побудив к Сотворению Добра. Мне было бы легче. Но общественная значимость моей жизни, ее вклад в рост и совершенствование Духа Человека, были бы меньше - даже при прочих равных данных. Так, если бы Николай Островский написал такую же книгу, будучи здоровым, к.п.д. ее общественной значимости был бы гораздо ниже. Незаурядность явления повышает его значение для Человека».Эта непростая жизнь требует, конечно, отдельного рассказа, особых исследований. Чем дальше во времени уходит траурная дата, тем больше людей понимают какой мощный человек жил рядом. Геннадий Головатый обладал особым видением, умел в обыденном и мимолётном рассмотреть высокий философский смысл и щедро делился своим пониманием мира с другими. Он рисовал, писал стихи и прозу, оставил после себя семь книг и великое множество ждущих своего часа рукописей. Нам ещё предстоит оценить его творчество. Заново перелистать, вчитаться, всмотреться, вдуматься. Издать! Безусловно, он был из породы писателей-мыслителей, которых Гегель причислял к «доверенным лицам мирового духа», а В.Г.Белинский назвал «явлениями, не останавливающимися на той точке, на которой застала их смерть». Шаблонная фраза журналистов «прикованный к постели» – не о нём. Я не знала более мобильного, живого, в самом лучшем смысле берущего от жизни всё, человека. Галина Рогалёва  http://45parallel.net


Головатовские чтения 
25-26 апреля 2011 г в Чернышевском районе (г. Чернышевск, с. Аксеново-Зилово) прошли литературные вечера в рамках Головатовских чтений, посвященные творчеству забайкальского поэта Г.А. Головатого. Мероприятия организованы благодаря содействию регионального отделения Всероссийской политической партии «Единая Россия». Приняли участие: поэтесса Г.И. Рогалева, специалисты центра краеведческих ресурсов краевой библиотеки им. А.С. Пушкина и специализированной библиотеки для слабовидящих и незрячих. 
Немало славных имен дала щедрая забайкальская земля российской литературе. А задумывались ли мы – почему?
Наверно вдали от центра, где сама природа скромная на первый взгляд, но могучая, когда к ней приглядеться более внимательно, дает ключ к ответу на этот вопрос. Именно скромность и величие природы нашего края расширяет творческий диапазон людей, населяющих его. Бурные реки отрогов Кадара с дикими сопками переходящие в безбрежные просторы Монгольских степей создают почву, которая настраивает людей на поэтический лад.
Любителям поэзии хорошо известно имя забайкальского поэта, Геннадия Головатого. В прошлом году литературная общественность отмечала его семидесятилетний юбилей, а в феврале этого года отметили десять лет, как его не стало – автора знаменитого на всю страну стихотворения «Сила», получившего на конкурсе газеты «Комсомольская правда», в 1963 году, первую премию. Эти восемь строк буквально потрясли читателей, настолько каждая из них была значительна!
Слепые не могут смотреть гневно.
Немые не могут кричать яростно.
Безрукие не могут держать оружие.
Но – немые могут смотреть гневно.
Но – слепые могут кричать яростно.
Но – безногие могут держать оружие.
Но – безрукие могут идти вперед.

Для очень многих людей они стали жизненным девизом, мощной моральной поддержкой во всевозможных жизненных невзгодах.
«Сила», прославившая поэта Головатого, была заключена в нем самом.
Геннадий Алексеевич Головатый родился и четверть века прожил в поселке Аксеново-Зиловское Чернышевского района Читинской области. Его жизнь была непохожа на жизнь современников. С детства прикованный болезнью к постели, обреченный на инвалидность, он нашел в себе силы стать писателем и прожить интересную, полную риска и духовных исканий жизнь.
Поэт всецело посвятил себя творчеству, публикуя стихи в журналах: «Сибирские огни», «Нева», «Смена», «Дальний Восток».
О Головатом одна за другой выходили статьи в местной и центральной печати, его произведения звучали по радио. Геннадий Алексеевич был человеком разносторонним, у него было много увлечений, страстно играл в шахматы, отлично рисовал. Несмотря на болезнь, поэт проехал всю страну, побывал в самых отдаленных ее уголках, от Камчатки до Черного моря. Путешествия давали ему возможность встречаться со многими людьми, набираться новых впечатлений!
Головатый – автор семи поэтических сборников, вышедших в разные годы в центральных и сибирских издательствах, в которых в единое целое слились жизнь и поэзия. Его стихи посвящены вечным темам: любви и ненависти, творческому поиску и сомнениям, долгу, мужеству, любви к Родине. Его любят не только за необычность судьбы, но, прежде всего за искренние, полные истинного жизнелюбия стихи.
Я открыл утром, на самой заре,
Я открыл утром жизнь на земле.
Я открыл радость утром вставать,
Я открыл радость мир открывать.

Он обладал особым видением, умел в обыденном и мимолетном рассмотреть высокий философский смысл. Нам еще предстоит оценить его творчество. Заново перелистать, вчитаться, всмотреться, вдуматься, а главное издать!
В 2003 году, через два года после его смерти, было решено организовать литературные «Головатовские чтения», на базе Читинской специализированной библиотеки для слабовидящих и незрячих. С этого момента о них стали говорить, как о значительном культурном событии в литературной жизни нашего города. Это яркое мероприятие, уже ставшее традиционным, собирает большое количество любителей и почитателей его таланта. На классных часах в школах, на лекциях в институтах, в библиотеках все чаще звучит его имя. Основная цель «чтений» – это формирование и развитие интереса современной молодежи к поэзии и творчеству, повышение духовности, формирование литературного вкуса. В этом году было принято решение провести их на родине поэта в городе Чернышевске и поселке Аксеново-Зиловское.
Инициатива проведения «Головатовских чтений» на Чернышевской земле была поддержана Министерством культуры Забайкальского края и региональным отделением партии «Единая Россия».
В рамках «чтений» были организованы литературные вечера с привлечением писателей, журналистов, общественности.
25 апреля творческая группа из четырех человек: поэт, журналист и друг Геннадия Головатого Галина Ивановна Рогалева, специалисты центра краеведческих ресурсов краевой библиотеки им. А.С. Пушкина Елена Евгеньевна Курбатова и Татьяна Кузьминична Батурова, методист специализированной библиотеки для слабовидящих и незрячих Валерия Борисовна Лагутина отправилась в п. Чернышевск для участия в литературных вечерах, посвященных жизни и творчеству Г.А.Головатого.
В районной школе № 2 п. Чернышевск, состоялась встреча со старшеклассниками трех школ на литературно-музыкальном вечере «Я из птиц перелетных...». Присутствовали учителя, школьники, работники культуры и многие другие. С приветственным словом выступил член районного отделения партии «Единая Россия» А.А. Набойченко. Участники смогли всесторонне познакомиться с творчеством поэта, окунуться в мир поэзии, почувствовать всю силу и богатство этой удивительной яркой личности. Сценарий был подготовлен сотрудниками центральной межпоселенческой библиотеки Чернышевского района с использованием материалов Литературного музея краевой библиотеки им. А.С.Пушкина. Воспоминаниями о поэте поделилась поэтесса Г.И. Рогалева, полную библиографию творчества представила Т.К. Батурова. Настоящим открытием стало знакомство с рисунками поэта, представленными на видео презентации. Рисунки были бережно сохранены специалистами центра краеведческих ресурсов библиотеки им. А.С. Пушкина в архиве Литературного музея и впервые представлены зрителям.
В этот вечер на школьной сцене прозвучало много стихов.
Поэзия – это язык души, который понятен каждому!
Хочется верить, что, чернышевским школьникам удалось открыть для себя личность и творчество Геннадия Головатого.


 



26 апреля опять дорога. В сопровождении заведующей межпоселенческой библиотечной системы Елены Геннадьевны Новиковой мы едим в Зилово. От Чернышевска – это около 80 километров. Дорога привела нас к старенькой трехэтажной школе, приютившейся у склона березовой сопки.
Нас встречали в чистеньком пришкольном дворе дети и учителя. Радушно проводили в учительскую, а затем в актовый зал. Праздник, посвященный знаменитому земляку – поэту российского масштаба Геннадию Головатому начался.
«Я открыл радость мир открывать!» – было начертано над сценой. На экране портрет писателя. С обеих сторон сцены – участники школьной литературной студии. Вечер открывает директор школы Наталья Николаевна Бультинова и зам. директора по воспитательной работе Галина Александровна Романенко. Они представляют гостей из Читы, а также ветеранов педагогического труда родной школы, знавших поэта и его семью.
Звучит «Аве, Мария!» Шуберта... И начинается действие литературного спектакля, поставленного руководителем студии, учителем русского языка и литературы Людмилой Петровной Яковчук и учителем информатики Татьяной Алексеевной Шевченко.
Признаемся, давно не испытывали таких эмоций от чтения стихов самодеятельными артистами. Ребята жили творческими открытиями своего земляка, они чувствовали то, что чувствовал он и также сильно любили все, что любил поэт.
Рассказ о жизни и творчестве Геннадия Головатого был сложен из стихов поэта и удачно сопровождался слайдами, фотографиями разных периодов его жизни и замечательными видами поселка Аксеново-Зиловское, в самом деле раскинувшегося на пяти берегах – Белого Урюма и Арчикоя. Мы узнали центральную улицу поселка, на которой поэт прожил 25 лет и откуда начал свой путь в литературу. Легко представили, как стояли его ровесники «на мосту деревянном прошорканном», «следя переливы огней», увидели в поле «никем не хранимых коней», и орешник в горах, и палисадники, от черемухи ломящиеся... Замечательно в сценарий вечера вплелась видеопрезентация рисунков поэта, подготовленная работниками краевой библиотеки им. А.С.Пушкина.
Мы до глубины души прониклись искренней любовью детей к родному краю, его природе, истории, людям и родной школе, которая дала стране не только замечательного поэта, но и двух героев Советского Союза, известных летчиков, ученых, почетных железнодорожников и заслуженных учителей, о чем нам поведали экспонаты школьного краеведческого музея и учитель истории Рудых Нина Карловна.
Читинские гости рассказали о своей работе по увековечению памяти поэта, о проводимых в библиотеках выставках, о материалах хранящихся в Литературном музее краевой библиотеки им. А.С. Пушкина, головатовских чтениях и творческих конкурсах. С благодарностью приняли зиловцы наши подарки: первый том произведений Головатого, недавно вышедший в свет в Экспресс-издательстве и сборник его стихов «Испытание», подборку журналов «Слово Забайкалья», сборники произведений самодеятельных авторов – участников головатовских чтений, фотокопии рисунков поэта, публикации о нем в СМИ и полный библиографический перечень его произведений, подготовленный библиотекой им. А.С.Пушкина. Мы не говорим Аксеново-Зиловскому прощай, а говорим до свидания!

Курбатова Е.Е Рогалева Г.И.Алферова О.С.

http://www.library.chita.ru


из книги Л.Индолева "Жить в коляске"Глава 16. Очарованные странники
Но все же самым удивительным путешественником-"железнодорожником", с кем мне довелось встретиться, был Геннадий Головатый.
К Геннадию Алексеевичу я наведался в дом-интернат на окраине Москвы, когда готовил главу об инвалидах-правозащитниках для книги "Как это было", посвященной истории инвалидного движения в России, а Г. А. Головатый был именно таким человеком. Но сейчас речь о другой стороне его необычной жизни. Геннадий родился в поселке Зилово в Забайкалье. В трехлетнем возрасте после кори мальчик заболел одной из форм мышечной дистрофии. С раннего детства пробовал писать стихи, в двадцать лет начал публиковаться, а в 1962 году получил первую премию на конкурсе "Комсомольской правды". С этого все и началось. Геннадий, сидевший всю жизнь на диване, обложенный подушками, (о коляске как-то никто не догадывался, да их и попросту не было тогда), вдруг решил отправиться в Первопрестольную, чтобы своими глазами, а не по репродукциям в "Огоньке" полюбоваться на "Неизвестную" кисти Крамского, висевшую в Третьяковке, и на портрет мадам Самари работы Ренуара в Пушкинском музее. Решение пришло не сразу, а в результате долгих раздумий и сомнений, но желание, воля и звание лауреата взяли верх. А сто рублей премиальных, равнявшихся 10 пенсиям инвалида с детства, просто жгли ладони.Чисто технически погрузка в вагон упрощалась тем, что Геннадий весил едва ли больше 30 кг. Товарищ, тоже из местных поэтов, на закорках занес собрата по перу в купе, прислонил в угол к окну и выскочил на ходу из тронувшегося поезда, успев обмануть в конец обескураженную проводницу, сказав, что для необычного пассажира такие поездки без сопровождающего не впервой. Так, глядя в окно на открывшиеся просторы Родины, Геннадий доехал до Читы. Попутчик помог сгрузить его на носилки медпункта, а дежурившая там медсестра, удивленная, что прибыл он один и вовсе не в областную больницу, а по делам (!!?), вызвала такси. Таксист с третьей попытки привез его в общежитие студентов-земляков, а оттуда взяла на ночлег совершенно незнакомая девушка-старшеклассница. Ночью школьница поднималась с соседней кровати, чтобы перевернуть поэта на другой бок. На всякий случай под генину кровать поставили банку, но здесь его отчаянности оказалось недостаточно, и парень протерпел-промучился больше двух суток, пока очередной таксист не завез его на какой-то пустырь и не свесил ему ноги за дверцу.Так, короткими перебежками от станции к станции Геннадий добрался до Иркутска. Здесь его встретили на коррпункте "Комсомолки" и посадили на московский авиарейс. Первый в жизни поезд сменился первым самолетом. В Москве над Геной взяли шефство журналисты, определившие его в самую модную по тем временам гостиницу "Юность", где он в одиночном номере, сидя в кровати, провел больше трех недель. Еду он по телефону заказывал в ресторане, а ребята возили по достопримечательностям, музеям и картинным галереям.Эта первая поездка запомнилась острее всего. Он понял, что с помощи друзей по стихам и переписке может путешествовать куда угодно. Он и потом всегда ездил один. Геннадия, без посторонней помощи могущего разве что причесаться, да и то с трудом, клали в вагон на боковую полку, чтобы более сильной рукой он мог зацепить проходящего мимо. Тот в недоумении останавливался, и Геннадий своим еле слышным голосом объяснял в чем дело и просил перевернуть с боку на бок. На конечных станциях его встречали журналисты или местные комсомольцы и провожали в новую гостиницу. Надо было видеть лица администраторш, ожидавших прибытия известного поэта-лауреата, когда его несли мимо на руках.Первую коляску Геннадию сделали в Днепропетровске, и уже по Одессе передвигаться стало проще. Коляска была похожа на гамачок на 4-ех маленьких колесиках, вроде тех, на которых возят малых детей. Были потом и ночной круиз на лайнере до Севастополя, а затем Ленинград, Барнаул, Благовещенск, и Хабаровск с Владивостоком, и Магадан с Петропавловском-Камчатским. Все это мне, тоже немало поездившему по свету и видавшему виды, кажется неправдоподобным. Да и сам сейчас почти шестидесятилетний Геннадий Алексеевич вспоминает свою бурную молодость как бы с недоверием: а со мной ли все это происходило? А ведь в ней были не только путешествия и встречи – была семья, родились двое здоровых, ставших взрослыми, детей и были сборники стихов.
Все дороги к истине ведут,
А ее попробуй раскумекай.
Что есть жизнь? любовь? а смерть? а труд?
Надо все изведать человеку.
Испытать, прикинуть на себя,
На удар и слом себя проверить
И постичь, где воля, где судьба
И каким аршином счастье мерить.

И еще два четверостишия Геннадия Головатого мне хочется, чтобы вы прочли:
Я свой участок жизни застолбил,
Чтоб мимохожим был он виден лучше,
Чтоб ты, благополучный, не забыл,
Что есть на свете неблагополучье.
И чтобы ты готовился к нему
На всякий случай – мало ль что придется, -
Учился сострадать, содействуя тому,
Кто в край беды ушел первопроходцем.

http://indolev.enabled.ru







 
 
 
  
 
 
 
 Для блога (HTML) 
  

 Для форума (BB-Code) 
  

 Прямая ссылка 
  

 
 
 
  
МЫ В КОНТАКТЕ
 Наше здоровье Мы В КОНТАКТЕ
Местное время
Профиль

Здоровая Россия
Здоровая Россия»- портал о здоровом образе жизни
Наше здоровье
Наше здоровье- сайт о здоровом образе жизни

Наше здоровье- сайт о здоровом образе жизни

Друзья портала








 




Местная доска бесплатных объявлений п.Чернышевск




Чернышевский краеведческий музей –официальный сайт 




МЕДИЦИНСКОЕ ПРАВО





Поиск на портале
Новости
За здоровый образ
Онлайн гости

НАШЕ ЗДОРОВЬЕ портал о здоровом образе жизни © 2017
НАШЕ ЗДОРОВЬЕ  ИНФОРМАЦИОННО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ О ЗДОРОВОМ ОБРАЗЕ ЖИЗНИ
Посвящается отделению медицинской профилактики ГУЗ "Чернышевская ЦРБ" (2005-2012 г.г.) 

Используются технологии uCoz