"Наше здоровье" портал о здоровом образе жизни - Бухта Усть-Горбица Анамжак
 

Навигация
НАШЕ ВРЕМЯ
Наше время информационный портал Чернышевского района
Статистика
МЫ В Facebook
 Наше здоровье Мы Facebook
Одноклассники
Наше здоровье- Официальная группа в «Одноклассники.ру
Статистика
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.
CY-PR.com
Статистика
Яндекс.Метрика
Календарь
Медицинские праздники
Гороскоп
Loading...
Люди на сайте
Друзья
БУХТА

Странное  конечно   название,  если  учесть,  что  моря  в  Забайкалье сегодня нет, поэтому  это  похоже, скорее,  на  розыгрыш  для  туристов.  С  другой  стороны,  руководствуясь  изучениями  археологов  по  Чернышевскому  району  и  забайкальских  писателей,  мы точно  знаем, что  в  далеком  прошлом 250 млн. лет  назад территорию  Забайкалья  покрывало  огромное Триасовое  море.   Со  временем  оно  исчезло,  но  остался  длинный  залив  шириной  в пятьдесят  километров.  Он  простирался,  по  авторским  материалам писателя  Г. Граубинова,  по  всему  Забайкальскому  краю  от  станции  Амазар  до  станции  Карымская,  откуда  резко  поворачивал  к  монгольской  границе.  Море  периодически,  то  приходило,  то  исчезало,  оставляя  после  себя  большие  или  маленькие  озера,  вода  в  них  потом  правда  была уже не  соленая,  а  пресная.    Учитывая,  что  на  месте  поселка  Букачача,  в  прошлом  было  одно  большое  озеро,  можно  предположить,  что  название  Бухта  здесь  не  случайно.  Земная  кора  по  забайкальской   земле   всё  время  то  опускалась, то  поднималась,  отчего  и  исчезали  со  временем  прежние  водоёмы  останки  большого  моря,  но  остались  потомкам  названия  населенных  пунктов.  По  версии  краеведа  В. Балабанова  «бухта»  в  переводе  с  бурятского  языка означает  излучина  реки.  Если  учесть  эти  трактовки  топонимики, то  можно  заметить  и  согласиться  с  этим,  ведь  река  Агита  в  районе  поселения  Бухты  имеет  действительно  большой  изгиб.







УСТЬ-ГОРБИЦА
По  историческим  данным  в  17-18  веках  Горбицами  в  Забайкалье  называли  мелководные  реки  ввиду  того,  что    эвенкийское  слово  «горба»  переводится  как  мель.  Также  называли  ещё  села  и  некоторые  маленькие  речушки расположенными в  бассейне,   некогда  судоходной,    реки  Шилки.   Так,  например,  река  Амазар  в  своём  прошлом  на  географических  картах  Даурии   1800 - х  годов   именовалась  тоже  Горбицей,  а  если  быть  точнее,  то  Большой  Горбицей.   Маленькое  село  Усть-Горбица  расположено  на  берегу порожистой  небольшой каменистой  горной  речушки  Горбица,  уходящей  в глухие  леса  и  горы,  упираясь прямо в  Нерчинско-Куэнгский  хребет.  Географический  термин  «усть»  указывает  на  то,  что  село  раскинулось  в  месте  против  устья  этой  красивой  реки  тунгуски  с  подземными  холодными  ключами.  Есть  ещё  один,  на  мой  взгляд, очень   интересный  исторический  факт.    Манифестом  царя  в  1851  году  крестьяне  сереброплавильных  заводов  Забайкалья   «освобождались»  и  зачислялись  в  казачье  сословие.  Министр  императорского  двора  долго  торговался  с  Сибирским  комитетом  «о  возмещении  ущерба»  царю  за  «освобождение»  крестьян.  «В  возмещение  убытков»  царь  получил  богатые  золотые  площади  по  рекам  Горбице,  Амазару  и  на  всём  протяжении  Шилки  до  слияния  её  с  Амуром,  со  всеми  реками  и  речушками,  впадающими  в  них  с  обеих  сторон.  В  пользу  Кабинета  установилось  отчисление – пятнадцать  процентов  золота  с  частных  разработок. По  справочным  данным  истории  края  на  реке  Куэнге  тоже  велась  добыча  золота  в  те времена  тщательного  изучения  подземных  залежей  Забайкалья.  О  какой  реке  Горбица  идёт  речь  в  данном  документе?    Заехав  в  деревню  Усть-Горбицу,  мы  разговорились  с  местной  жительницей  Поповой  Галиной  Петровной  и её  сыном  лесником.  Из  этого  разговора  мы  выяснили,  что в 1980  году  в  селе  жили  и  работали  геологи.  После  проведенных  изысканий  тех  специалистов  своего  дела,  которые  оставили  за  собой  закрытые  шурфы  находок,  в  деревне  прошёл  слух,  что  в  горах   и на  реке  Горбица  было  найдено  золото,  оставленное  в  государственный  запас России.   Со  слов  местных  старожилов  этой  местности,  изыскатели  изучали  земли  в  районах  пади  Шиверга,  Куруля  и  сопки  Алтанча.  Заглянув  в эвенкийскую  топонимию,  сразу  выявилось,  что  пояснили  людям  жившие  тут    тунгусы,  дав  такие  названия  перечисленным  падям  и  сопке  округи  села  Усть-Горбица.   Когда  в  1676  году  в  Даурии  открыли  серебросвинцовое  месторождение  и  первый  Нерчинский  сереброплавильный  завод  в  1704  году  в  обиходе  описания тех  мест  найденных  ископаемых   применялись   слова  эвенкийского  происхождения.   Знатоки  рудных  металлов  употребляли  выражения:  «алтача» - значит  «золото»;  «мунгача» - значит  «серебро»;  «тудача»  - то  есть  «олово».  Если  сопка  в  Усть-Горбице действительно  называется  Алтанча,  что  очень  схоже  со  словом  «алтача»,  значит,  недаром   люди  пустили  слух  о  найденном  здесь  золоте.   Солнечная  падь,  простирающая свои  тени – Шиверга    произошла,  скорее  всего,  от  эвенкийского  слова  «шивун»,  что  означает  «солнце»,  а  тунгусское  слово  Куруля  указывает  на  скопление  какого-то  вида  животных  в  данной  местности.   Деревенский  лесник  поведал  нам,  что  в лесах  близ  Усть-Горбицы     встречаются  чёрные  и  бурые  медведи,  дикие  кабаны,  в  изобилии  расплодилось  лисы,   козы,  зайцы,  часто  можно  заметить  белок,  а  не  так  давно  в  эти  места  весной  прилетели  даже черно-белые африканские  журавли.   Однажды  мужчина  выходил  двух  птенцов  серого  журавля,  а  соседи  приручили  дикую  козочку,  которая  зимует  у  них  уже  два  года.    В  советские  годы  в  деревне  был  колхоз  «Усть-Горбица»,  колхозники  сеяли  хлеб  и  выращивали  овощи.  Основной  вид  работы  в  селе  всегда  был  и  остаётся  ведение  сельского  хозяйства.  В  сенокосную  пору  траву  в  деревне  до  сих  пор  косят  только  вручную – косами.   Умели  в этой деревеньке всегда  не  только  хорошо  работать,  но  и  весело  отмечать  праздники.  Помимо  календарных  советских  праздников  не  забывали  здесь,  как  выяснилось,  и  обязательные  божественные  празднования,  под  пение  да  пляски  под  трёхструнную  балалаечку,  где  обязательным  украшением  стола  была  жареная  яичница  с  черемухой.  Вот  с  этого  момента  хочется  неспешно  разобраться  в  этих  фактах  летописи  села,  ведь  женщина  и  молодой  лесник  представились  нам  при  встрече,  как потомки   коренных  забайкальских  староверов.НАЛГЕКАН.Однажды  по  поручению  Российской  Академии  наук  в  первой  половине  девятнадцатого  века  в  Забайкалье  побывал  финский  языковед  и  этнограф  М.А.  Кастрен.  Его  интересовали  язык,  обычаи  и  обряды  коренных  народов  забайкальской  земли,  в  том  числе  и  эвенков.  При  глубоком  изучении  своих  исследований  он  определил  родство  тюркских,  монгольских,    самодийских,  угро-финских  и  тунгусо-маньчжурских  языков,  назвав  их  алтайской  семьей  этих  народов.    Незадолго  до  смерти  в  1852  году  финский  этнограф  составил  первую  эвенкийскую  грамматику  и  словарь.    Людей  тунгусского  рода  в  Забайкалье  называли  в  прежние  времена – орочёны,  как,  впрочем,  сегодня любят себя называть  и  многие  местные  жители  забайкальского  Севера.   Эвенкийское  слово  орочён  образовано  от  слова  «орон»,  что  в  точном  переводе  звучит – домашний  олень,  так  утверждают  настоящие  эвенки.  Эвенкийское  название  села  Налгекан  тоже  имеет  свой  русский  перевод.  Слово  «налга»  по-русски  трактуется,  как перевал.  Дополнительный  суффикс  ( -кан)  в  одних  словосочетаниях  переводится,  как  житель,  а  в  данном  одноименном географическом наименовании он  выступает  в  качестве  определения  со  знаком  «малый»,  выходит, что  полный  перевод  Налгекана  звучит  – малый  перевал.  Действительно  проезжая  деревню  Налгекан  водителям  по  трассе  «Чернышевск-Букачача»  всегда   приходится  преодолевать,  очень  опасный  во  время  зимы,  проходящий  по  смешанному  лесу  налгеканский   крутой  перевал.          Основным  занятием  тунгусов  прежде  всегда  было  оленеводство,  охотничьи промыслы  и  рыбалка, поэтому  название  этого  села,  русские  люди  для  себя  ещё  переводили  как  дневной  переход  караваном,  по-видимому,  наблюдая  в  этих  местах  частые  перемещения  кочевых  племен  эвенков,  со  стадами  «караванами»  лошадей  или  оленей.  Уклад  жизни  в  эвенкийских  семьях  был  прост,  но  строг.  Детей,  как  правило,  не  баловали  и  с  малых  лет  приобщали  к  знаниям тайги,  учили,  как  узнавать  следы  животных,  их  повадки,  как  готовить  дымокуры  для  оленей.  Дети  во  всём  помогали  взрослым,  следили  весь  день  за  костром,  ухаживали  за  животными,  кормили  их,  вставая  наравне  со своими  сородичами. В  жизни  каждого  эвенка  важное  место  занимало  и  верование  в  призрачных  духов  огня,  рек,  солнца.  Один  из  древнейших  ритуалов,  замеченный  ещё  с  языческих  времён  у эвенков  занимал  обряд  кормления  огня.  В  жертву  духа  огня  на  перевалах  ему  приносили  лучшие  частицы  пищи. Дух  огня  был  Великим  другом  эвенка,  тунгус  мог  скорее  забыть  о  сне  или  еде,  чем о  почитании  этого  духа.   Как  знать  может  быть  и  на  налгеканском  перевале  в  прежние  давние  времена проводили  тут  тунгусы  свои  ритуалы  и  праздники. Молились  и  почитали  тунгусы  каменным  бурханам,  уверяя  пришедших  на  эти  земли  русских  людей,  что  бурхан – «творит  громы,  молнии  и  наводят  тучи,  чтобы  никто  на  горы  не  всходил».    У  всех  северян  жизнь  была очень  тяжёлая  ведь,  чтобы  выжить  в  таких   суровых  климатических  условиях,  нужно  было работать  от  зари  до  зари.  Трудолюбие   и  глубокое  верование  коренных  жителей  Забайкалья  очень  импонировали  гонимым  русским  староверам,  прибывших  в  эти  края  из  Польши,  Белоруссии  и  Украины,  которые  часто  селились в  красивых  отдаленных  местах  по  берегам  рек  у  стойбищ   с  чумами  и  юртами   тунгусов  и  бурят.  

АНАМЖАК
Небольшая тихая мерно  журчащая речушка  Анамжак – левый  приток  Куэнги,  хранит  в  себе одну  из множества жизненных  историй  дюжих  людей  старообрядцев сильных  духом,  волей  и духовной  верой, из  тех  последних,  пожалуй,  в  России истинно  верующих  христиан  называющих  себя  староверами. Из  истории  нашего  государства  известно,  что  старообрядцы  (раскольники)  были приверженцы  старой  русской  веры  времён  средневековья из  лет  Ивана  Грозного и  защитники  русской  старины.  Они    были  объявлены в  России вне  закона,  но  претерпевая    гонения  властей  и  православной церкви  в  течение  двухсот  пятидесяти  лет,  они  сумели  пронести  и  сохранить  сквозь  века историю  своей  культуры  и  быта  до  сегодняшнего  дня.  Семейские,  как  называли  староверов  в  Забайкалье,  имеют  достаточно  сложную  историческую  судьбу.  Во  второй  половине  семнадцатого  века  они  выступили  против  нововведений  церковной  реформы  царя  Алексея  Михайловича  и  патриарха  Никона   и  после  своих  неудачных  выступлений  по  этому  поводу,  спасаясь  от  преследований  за  свои  убеждения,  бежали  на  окраины  русского  государства  и  за  его  пределы.       По  берегам  реки  Анамжак  ныне уже  не  жилого  поселения  с  таким  же  названием  ещё  до  средины  прошлого  столетия  проживали  в  Чернышевском  районе  староверы.  Эвенкийское  слово  «анамдяк»  переводится,  как  «место,  где  водятся  сохатые»  (В.Балабанов), а  реку  Анамжак  можно  тогда  принять  в  переводе  как  сохатая  река.       Основная  и,  вместе  с тем,  на  мой  взгляд,  интереснейшая  история  старообрядства  Забайкалья  напрямую  связана с  именем  протопопа и  писателя Аввакума,  и с таежным православным  Чикойским  мужским  монастырём,  просуществовавшим  около  ста  лет  и  его  основателем  отцом  Варлаамом,  с  чьим  именем  связано  много  тайн  и  легенд в  Забайкальском  крае.  После  революции    1917  года  монастырь  стал  приходить  в  запустение,  колодцы  закапывались,  монахи  умирали,  поэтому  в  скорости  монастырь  закрыли,  но  люди села  Урлук присматривали  за  ним.  В  годы  советской  власти    этот  уникальный  историко-культурный  памятник  в  Забайкалье  был ограблен,  разорён  и уничтожен. Даже все  деревянные  постройки были  разобраны.  На  месте  монастыря  остались только каменные  фундаменты, да  некоторые  старые родниковые колодцы.  Монастырь  располагался  в  десяти  километрах  от  села  Урлук.  Ежегодно  11  июля  сюда  съезжаются  люди  к  этому  священному  для  чикоян  месту.  Испокон  веков    на  Руси  безжалостно  уничтожались  разные  памятники  культуры,  но  в  народе, не  смотря,  ни  на  что,   стойко  живёт  нерушимая  память о  них. Урлукский  летописец,  учитель  истории  и  писатель  Илья  Иванович  Свистунов  в  своей  книге  «Чикойский  монастырь»  подробно  описывал  воспоминания  очевидцев  тех  давних  событий.  Некоторые  старики  Урлука и  их  внуки ещё  помнят,  как  выносили из  храма старинные  иконы  и  загружали их  на  подводы,  нагрузив  битком ими два  воза, как в  огромные  сундуки  укладывали  кожаные  церковные  книги,  позолоченные  подсвечники,  да  два  сундука  доверху  набитые  грабителями  богатыми  поповскими  одеяниями,  ризами  и  покрывалами.   Много  воды  унёс  Чикой  с  той  поры  к  батюшке  Байкалу, а  старики  в  Уклуке  до  сих  пор   рассказывают,  как  воры  разломали в  церкви   всё, даже  потолок  могильника  святого  Варлаама  возле  алтарной  части  храма, чтобы  прихватить  все  ценности  усыпальницы,    разбили  окна  из  цветного  стекла,  обломками  которого потом был  усыпан  весь  пол.  Монастырское  строение,  увенчанное  куполами,  зияло  только  черными  провалами  разбитых  окон,  да  сорванных  дверей,  покинутой  людьми  церкви.   До сих  пор  никто  ничего  не  знает о  людях  увозивших  святыни староверов,  и  куда  была  спрятана  богатая  утварь  монастыря,  привезенная самим  Варлаамом  из  Петропавловской  церкви  Петровского  завода.  Но чем  же, был так славен для  верующих Чикойский  монастырь?     Красивый мужской  монастырь  располагался  в  живописном тихом  уединенном местечке  в  глубине  прекрасной  долины,  по  которой  несёт  свои  воды  «светлоструйный»  Чикой.  Обитель  церкви  стояла   на  склоне  горы  посреди   крутых  гор в  берёзовых  и хвойных  лесах на  вершине  хребта,  где  поселился  в  начале  1800-х  годов,  скрываясь, в  лесах  уже лет пять, пустынник  Варлаам. Поднявшись  на  высоту  этих  гор,  человеком  всегда овладевает  особенное  чувство  от   удивительного вида с  этой  точки  земли  во  все  стороны  света. В  безлюдном  совсем  диком  месте,  схоронившись  в  пещерке,  отшельничал  Василий   Надёжин  (Варлаам) уже несколько  лет.  На  высоких  горах  было  всё  необходимое  для  жизни:  еду  давала  тайга,  вода  била  из  тридцати  колодцев. Только  однажды   бабы,  собиравшие  в  лесу  грибы,  случайно  набрели  на  его  пещеру.  На  дне  её  постоянно  был  лёд.  До  сих  пор  люди  недоумевают,  что  человек  этот  прожил  тут  семь  лет,  сумев  при  этом   совершенно единолично  построить знаменитый  Чикойский  скит. Монастырь  имел  две  церкви,  одну  зимнюю,  другую  летнюю,  обе  были  деревянными.    Место  отшельника Варлаама  находилось  в  150  верстах  от  Кяхты  в  Чикойских  горах.  Известный  бурятский  краевед  Э.В.  Дёмин  писал:  «Эта  обитель  возникла  верою,  мыслью  и  волею  только  одного  простого  русского  человека,  Василия  Федотовича  Надёжина  (в  иноверчестве  Варлаама).  Как  его  путеводная  звезда  в  главном  для  него  деле  православного  служения,  как  настоятельная  духовно-нравственная  потребность  религиозного  уединения  с  полным  отрешением  от  всего  мирского  через  одиночное  пустынножительство  в  экстремальных,  как  сегодня  принято  говорить,  жизненных  условиях.  Такой  осознанный  добровольный  выбор,  назначенный  себе  во  имя  служения  вере,  жесточайших  духовных  и  физических  испытаний  в  суровой  Сибири  оценили  ещё  при  жизни  основателя  обители  как  подвиг  православного  подвижничества…»   Чикойский  монастырь,  выстроенный  из  лиственницы,  был крепок,  долговечен  и богат  церковной  утварью  благодаря  щедрости  купцов,  особенно  кяхтинских. Скит  носил  название  Чикойский,  от  реки  Чикоя  в  отроге  Станового  хребта.   При  Варлааме  в  1839  году  при  церкви  работало  училище  для  детей  поселенческих  и  старообряческих  семей. Варлаам  по  библейской  легенде был  прорицателем.    Из  воспоминаний  о  Варлааме  забайкальского  писателя  С.И.  Черепанова известно,  что Чикойский  настоятель  был  крепким  стариком  среднего  роста  с  замечательным  горбом,  почти  во  всю  спину.  Помещичий  крестьянин  Надежин  в  двадцатилетнем возрасте  был  сослан  на  поселение  в  Сибирь  из  Нижегородской  губернии, появившись  в  урлукских  лесах  в  1800-х  годах. Бродяжничество  его  было  от  желания  оставить  мир.  Святой  отец  Варлаам умер  в  январе   1845  года  по  дороге  в  обитель  с  миссионерского  путешествия  по  селениям  Урлукской  волости.  После  смерти  игумена  Варлаама  стали  замечать  что  на  могиле  его,  к  которой  стекался  народ  в  дни  поминовений,  происходили  исцеления.  Его  стали  почитать  как  святого.      В  книге  И.И.  Свистунова – исследователя  чикойской  старины «Чикойский  монастырь»  приведена  очень  интересная  статья  Д.  Андронова  «Тайна  гор  и  Афон».  Вот  краткое  ее  содержание:  «В  семидесятые  годы,  рассматривая  лесопожарную  карту  урочища  Орлам,  я  узнал,  что   эта  местность  называется  Варлаам.  Преподобный  Варлаам  Чикойский,  Сибирский  жил  в  чаще  глухого  леса  между  Чикоем  и  Хилком  миссионер, строитель  и  организатор  монастырей  Василий  Надёжин.  Для  своего  будущего  подвига  Василий  Федорович  выбрал  глухое  место  в  чикойской  тайге,  где  зеленые  сопки  напоминали  Афонские  горы;  он  поставил  там  большой  деревянный  крест  и  в  полутора  саженях  от  него  срубил  келью  (сейчас  это  место  по  Малой  Бичуре  называют  «Монах»).  Скоро  молва  об  отшельничестве  разнеслась  по  окрестным  весям,  и  потянулись  к  нему  люди  в надежде  получить  назидательное  слово.  По  прошествии  нескольких  лет  отшельнической  жизни  Бог  наградил  Василия  даром  молитвенного  слова,  и  настолько  проникновенным  оно  было,  что  никто  не  уходил от  него  неутешенным,  а  кое-кто  и  оставался,  чтобы  не  покидать  его  более.  Бывая  в  домах  старообрядцев,  отец  Варлаам  завоевал  у  них  большой  авторитет,  и   староверы  без  тени  колебания  отправляли  своих  детей  в  организованное  в  Чикойском  монастыре  училище.  Отец  Варлаам  сам  обучал  их  грамоте  и  чтению  молитв.  Трудно  было,  и  представить  более  действенное  средство  для  воспитания  детей  раскольников  в  духе  подлинной  веры.    На  Бичурской  земле  в  память  об  этом  удивительном  подвижнике,  ярком  человеке,  талантливом,  преданном  вере  остались  сегодня  два  слова – Варлаам  и  Афон.   Я  думаю,  с именем  Варлаама  всё понятно:  оно  принадлежит  притоку  Бичурки  и  урочищу.  А  Афон?   Как  известно,  Афон – это  мужской  монастырь  в  Греции,  оплот  православия,  и  Василий  Надёжин,  несомненно,  знал о  значении  этого  монастыря,  слышал  о  «зелёных  горах  Афона»  и,  живя  здесь  и  часто  видя  эту  сопку,  назвал  её  Афоном.  Теперь  её  название – Афонская  сопка,  на  карте  высота  1614,5  метров,  самая  высокая  точка  в  нашем  районе.   Так  и  смотрят  они  друг  на  друга.  Афон  и  Варлаам,  в  память  об  удивительном  человеке   - Василии  Надёжине».      В  нашем  Чернышевском  районе  в  разговорах  по  расспросам  о  староверах  люди  обычно  вспоминают  села  Анамжак,  Бородинск,  Усть –Горбицу,  их  защитнике  в  Забайкалье  отце  Варлааме  и  сразу  говорят о  необычных  ярких  сарафанах   и  платках,  в  которых  всегда  ходили  «семейские»  женщины,  жившие  в  этих  поселениях  по  берегам  небольших  каменистых  речушек. Эти  люди  всегда  вели  замкнутый  образ  жизни,  где  господствовал  домострой,  беспрекословно  подчиняясь  старшему  в  семье.   Староверы  здесь  жили  очень  уединенно  и  не  стремились  поддерживать  особо  дружеские  отношения  с  местными  жителями,  не  нуждаясь  в  их помощи.  Ношение  старообрядной  одежды  у  староверов  было  одной  из  обязательных  условий  соблюдения  заповеди – «жить,  как  наши  предки  жили»  и  старославянских  ритуалов.  Одежды  женщин  староверок  это  всегда  цветастый  ярких  расцветок  сарафан,  рубаха,  фартук  (запон)  и  обязательно  замужней  женщине  нужно  было  носить  головной  убор –  платок  или  кичку,  но  чаще  именно  платок.  Платок  женщины  повязывали   вокруг  головы  особым  сложным  способом,  сложенным  с  угла  на  угол,  чтобы  не  были  видны  даже  кисти  платка.   Староверки  всегда  украшали  себя  большим  количеством  бус,  колец,  брошей,  швейных  украшений,  главное,  чтобы  их  было  много.  Мужской  костюм был  прост,  из  рубахи-косоворотки,  штанов  с  широким  шагом  и  шапки.  Глава  старообрядства, идеолог  раскола  в  Православной  Церкви,  протопоп  и  писатель  Аввакум  (Аввакум  Петров),  сосланный в Дауры и  прибывший  осенью  1657  года  в  Забайкалье,  вместе  с  отрядом  строгого  и  жестокого  воеводы  Афанасия  Пашкова  пробыл  на  этих  землях    в  ссылке  семь  лет. Вот  как  он  описал  в  своей  книге  «Житие  Аввакума  и  другие  его  сочинения»  дорогу  в  Забайкалье  и  природу  дикого  края:« Поехали  из  Енисейска.  Егда  будем  в  Тунгуске-реке  (р. Ангара),  бурею  дощатик  мой  в  воду  загрузило;  налился  среди  реки  полон  воды,  и  парус  изорвало,  одны  палубы  наверху,  а  то  всё  в  воду  ушло.  Жена  моя  робят  кое-как  вытаскала  наверх,  а  сама  ходит  простоволоса,  в  забытии  ума,  а  я,  на  небо  глядя,  кричо: « Господи, спаси!  Господи,  помоги!»  на  другом  дощатике  двух  человек  сорвало,  и  утонули  в  воде.  Оправяся,  мы  паки  поехали  вперед.     Едва  приехали  на  Шаманский  порог,  навстречю  нам  приплыли  люди…  Горы  высокие, дебри  непроходимые;  утес  каменный  яко  стена  стоит,  и  поглядеть – заломя  голову.  В  горах-тех  обретаются  змеи  великие,  в  них  же  витают  гуси  и  утицы – перие  красное;  тамо  же  вороны  чёрные,  а  галки  серые, - изменено  при   русских  птицах  перие.  Тамо  же  орлы,  и  соколы,  и  кречета,  и  курята  индейские  и  бабы,  и  лебеди,  и  иные  дикие, - многое  множество,  птицы  разные.  На  тех  же  горах  гуляют  звери  дикие:  козы,  и  олени,  и  зубри,  и  лоси,  и  кабаны,  волки  и  бараны  дикие;  во  очию  нашу,  а  взять  нельзя.  На  те  же  горы  Пашков  выбивал  меня  со  зверми  витать… По  реке  Хилку  заставил  меня  воевода  лямку  тянуть;  зело  нужен  ход  ею  был:  и  поесть  неколи  было,  нежели  спать;  целое  лето  бились  против  воды.  От  тяготы  водяныя  в  осень  у  людей  стали  и  у  меня  ноги  пух-путь  и  живот  посинел,  и  умирать  стали  люди  от  воды…  «  «О,  этот  пресветлый  и  хмурый,                  одетый  в  снега  и  грома!Дремучая  дикость  натуры страшенная  сила  ума».     Так  писал  об  Аввакуме  Михаил  ВишняковПри  упоминаниях  о  семейских  обязательно  добавляют  люди  и  то,  что  старообрядцы  все  были  хорошими  лекарями,  своего  рода  знахарями  в  траволечении  от  всех  болезней.  Много  среди  староверов  было  и  отличных  костоправов.  Лекарями  у  «семейских»  в  подавляющем  большинстве    были  женщины,  это старинное  занятие у  них  передавалось  по  наследству.  Искусство  врачевания  с  древнейших  времён  было  занятием именно женским.  На  Руси  к  «вещим  женкам»  волхвиткам  прислушивались  даже  цари.  Мужчины,  как  правило,  занимались  охотой,  а  женщины  прядением  и  ткачеством.  Именно  староверы   привезли  с  собой в  Забайкалье культуру  земледелия,  огородничества  и  домашнего  ремесла.  Мужчины  староверы  были,  как  известно,  неплохими  охотниками,  поэтому  селились  семейские  в  местах  у  рек,  где  водилось  много  разного  зверья  и  рыбы.     В  месте,  где раньше,  ещё  в  середине  прошлого  века, располагалось   село  староверов  Анамжак  сегодня    можно  частенько  заметить  пасечников, отдыхающих, иногда  геологов.  Память  легендами  об  этой  деревеньке  ещё живет, будоража  любопытство  любителей  краеведов. 


О. Малахова 
Чернышевский краеведческий музей


МЫ В КОНТАКТЕ
 Наше здоровье Мы В КОНТАКТЕ
Местное время
Профиль

Здоровая Россия
Здоровая Россия»- портал о здоровом образе жизни
Наше здоровье
Наше здоровье- сайт о здоровом образе жизни

Наше здоровье- сайт о здоровом образе жизни

Друзья портала








 




Местная доска бесплатных объявлений п.Чернышевск




Чернышевский краеведческий музей –официальный сайт 




МЕДИЦИНСКОЕ ПРАВО





Поиск на портале
Новости
За здоровый образ
Онлайн гости

НАШЕ ЗДОРОВЬЕ портал о здоровом образе жизни © 2016
НАШЕ ЗДОРОВЬЕ  ИНФОРМАЦИОННО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ О ЗДОРОВОМ ОБРАЗЕ ЖИЗНИ
Посвящается отделению медицинской профилактики ГУЗ "Чернышевская ЦРБ" (2005-2012 г.г.) 

Используются технологии uCoz